Керамика, Гончарное ремесло
Японская керамика чайная керамике Овчинников В

Японская керамика, Статья о чайной керамике- Автор Овчинников Всеволод, Восхитительная простота- Автор Широнина Мария


В Японии керамическое производство родилось рано (уже в первых веках н.э., письменно зафиксировано в VII-VIII вв.), и развивалось, используя музыкальный термин, синкопой.

Основатель классического производства фарфора, Тосиро, специально ездил в Китай для изучения керамического дела в начале VIII в. Но уже в IX в. мастерство ослабевает из-за незаинтересованности государства в развитии гончарного производства, не подлежащего обложению налогами. В XI в. появление церемониального чаепития (тя-но ю) спровоцировало очередной виток ввысь - создание особой чайной утвари (тя-ки). В XVII в. одновременно ценились и глиняные изделия с неравномерно стекающими потоками глазури и сеткой искусственных трещин (цеки), и керамика для подарков сёгуну и даймё (толщина сопоставима с яичной скорлупой). Ею распоряжалось правительство и эти изделия не поступали даже на внутренний рынок.

Статья о чайной керамике

С утра я брожу по извилистой улочке Киото, спускающейся по склону от храма Кёмидзу На ней теснится множество гончарен и лавочек, торгующих керамикой. Здесь рождается слава того вида фарфора, который именуется "керамикой Кёмидзу". Я брожу, вдыхая знакомый запах, рождающий воспоминания о только что вытопленной русской печи. Это дым сосновых дров смешивается с запахом обожженной глины. Запах этот напоминает не только русскую деревню. Перед глазами тут же встал китайский город Цзин-дэ - родина фарфора. Косо срезанные сверху трубы на фоне голубоватых гор. Берег реки, густо облепленный джонками с каолином - сырьем для изготовления фарфора. Грузчики на бамбуковых коромыслах уносили эти белые кирпичики наверх, к гончарням и печам. А другие катили навстречу им тачки с укутанными в рисовую солому связками готовой посуды. Можно ли было без волнения подъезжать к родине фарфора, о котором еще тысячу лет назад говорили:
Белизной подобен нефриту, тонкостью - бумаге.
Блеском подобен зеркалу, звонкостью - цимбалам.
В начале VII века китайский купец Тао Юй сказочно разбогател. Он пустил в продажу новый, неизвестный дотоле тип керамики, выдав ее за изделия из нефрита. Белый, блестящий, чуть просвечивающий фарфор действительно напоминал этот высоко ценимый на Востоке благородный камень. Тогда же, то есть в эпоху Тан, фарфор проник в Японию, затем в Индию, Иран, арабские страны и оттуда - в Европу.
Впервые мне довелось попасть в Цзиндэ в середине 50-х годов. Город был похож на пчелиные соты. Он состоял из замкнутых двориков-ячеек. Каждый такой дворик действительно представлял собой первичную ячейку фарфорового производства. Все гончарни были похожи друг на друга: прямоугольник крытых черепицей навесов, а посредине - ряды кадок, в которых отмачивался каолин. Солнечный луч дробился в них, как в десятках круглых зеркал. Человек в фартуке осторожно переливал плоским ковшиком почти прозрачную, чуть забеленную воду из одной кадки в другую. Через несколько дней самый светлый слой ее вычерпывали в третью. Так достигалась тончайшая структура сырья. Под навесом работали гончары. Каждый сидел над большим деревянным кругом, широко расставив ноги и опустив руки между колен. Он то раскручивал тяжелый маховик круга палкой, то склонялся к куску фарфоровой массы, нажимом пальцев превращая его в блюдо или вазу.
От гончаров черепки поступали к точильщикам. Вооруженные лишь примитивными резцами, они доводили чашу из хрупкой полусухой глины до толщины яичной скорлупы. Выправленные черепки окунали в похожую на молоко глазурь и отправляли сушить. К полудню серые крыши Цзиндэ становились белыми. Доски с черепками клали иногда лаже между крышами соседних домов. превращая переулки в коридоры. На этих же досках изделиия доставляли к печам. И наконец обжиг - таинственный процесс, при котором глина должна обрести свойства нефрита. На искусство старшего горнового в Цзиндэ издавна смотрели как на колдовство. Проявлялось это уже с загрузки печи, с умения удачно "проложить дорогу ветру и огню". Нужно учитывать особенности каждого вида фарфора, качество дров, погоду и даже направление ветра. Впрочем, помимо знаний и опыта, тут играли роль чутье, риск, а порой и просто везенье. Недаром среди обжигальщиков ходила пословица: "Загрузить печь - что выткать цветок; обжечь - что ограбить дом".
Я много фотографировал тогда мастеров одного из самых ранних видов росписи - цинхуа. В отличие от других она наносится лишь одним цветом, причем еще до того, как черепок покрыт глазурью и обожжен. Кисть мастера цинхуа - подглазурной росписи кобальтом - должна двигаться со строго определенной скоростью. Необожженный фарфор очень активно впитывает влагу. Нанося узор, художник видит равномерный тон. Но там, где он помедлил лишнюю секунду, после обжига окажется темно-синее пятно. Однако это же свойство черепка открывает перед виртуозным мастером и новые возможности - ускоряя или замедляя движение кисти, он может, располагая лишь одним цветом, создать узор с целой гаммой полутонов: от бледно-голубого до густо-синего. Овладеть искусством подглазурной росписи кобальтом может лишь хороший каллиграф.
...Бродя по японской улице перед храмом Кёмидзу, я на каждом шагу вспоминал мастеров китайского фарфора. Нельзя было не сравнивать эти две ветви восточного искусства. Причем волей-неволей чаще приходилось противопоставлять их друг другу, чем сопоставлять. Порой можно было подумать, что фарфор родился не в Китае, а в Японии; что, переняв грубый примитивизм ГОНЧАРЕН Кёмидзу, китайцы развили затем это искусство до классического совершенства. Создавая фарфор - белый, как нефрит, тонкий, как бумага, блестящий, как зеркало, звонкий, как цимбалы, - китайские керамисты сумели добиться от невзрачной глины, казалось бы, чуждых ей качеств. Нельзя было не поражаться совершенству формы, которого добивались мастера Цзиндэ при обработке необожженного черепка. Качество его перед обжигом проверяли каплей воды: если, сбежав по внутренней стенке вазы, вода проступала снаружи ровной темной полоской - обточка сделана безукоризненно. Китайские мастера были непримиримы к каким бы то ни было отклонениям от идеально правильных форм. Малейшую Деформацию при обжиге они считали браком, говоря, что ваза в этом случае "потеряла тень". Подобно резьбе по слоновой кости, производившей впечатление тончайших кружев, или шелковым вышивкам, напоминавшим размашистые картины кистью, произведения мастеров Цзиндэ утверждали мысль о всевластии художника над материалом.
Японская керамика на этом фоне поначалу показалась примитивной архаикой в сравнении с блистательным классицизмом. Лишь пропитавшись японским пониманием красоты, можно было по достоинству оценить ее. Чем объяснить такие особенности японской керамики, как отрицание симметрии и геометрической правильности форм, предпочтение неопределенным цветам глазури, пренебрежение к какой-либо орнаментации?
Я беседовал об этом в одной из гончарен Кёмидзу с мастером по фамилии Морино. - Мне кажется, - говорил Морино, - что суть здесь и отношении к природе. Мы, японцы, стремимся жить в согласии с ней, даже когда она сурова к нам. В Японии не так уж часто бывает снег. Но когда он идет, в домах нестерпимо холодно, потому что это не дома, а беседки. И все же первый снег для японца - это праздник. Мы раскрываем створки бумажных окон и, сидя у маленьких жаровен с углём, попиваем саке, любуемся снежными хлопьями, которые ложатся на кусты в саду, на ветви бамбука и сосен.
Роль художника состоит не в том, чтобы силой навязать материалу свой замысел, а в том, чтобы помочь материалу заговорить и на языке этого ожившего материала выразить собственные чувства. Когда японцы говорят, что керамист учится у глины, резчик учится у дерева, а чеканщик у металла, они имеют в виду именно это. Художник уже в самом выборе материала ищет именно то, что было бы способно откликнуться на его замысел.
- Если материал отворачивается от меня, я прохожу мимо, - заключил Морино. - Лишь если мы понимаем друг друга, я прилагаю к нему руки.
Если китайцы демонстрируют свою искусность, то изделия японских мастеров подкупают естественностью. Причём эти древние традиции не случайно сомкнулись с современной модой. В мире механической цивилизации, в мире бетона и стали человек всё больше испытывает тоску по природе. Поэтому искусство, утверждающее близость к ней своим подходом к материалу, искусство, которое поэтизирует, а не отрицает огрехи материала, огрехи труда, становится созвучным нашей современности.

ВОСХИТИТЕЛЬНАЯ ПРОСТОТА

То, что не выглядит старым
Согласитесь, 300-400 лет для вещи - это возраст, который открывает двери музеев и вызывает благоговение коллекционеров. И вещь должна иметь вид, соответствующий почтенной старине. Но когда видишь японскую керамику, скажем, века XVI—XVII, трудно перебороть сомнения. Уж очень современно она выглядит. Удивительное, прямо-таки неправдоподобное созвучие нынешним вкусам.
В XVII веке европейская знать охотилась за фарфором, казавшимся идеалом совершенства. А японцы в это время для собственного удовольствия делали «грубую» керамику, поражающую современных дизайнеров. Что это было — провидение или случайность, вызванная неумением сделать тоньше, звонче, в конце концов ровнее? Может быть, японские гончары еще не успели разузнать у своих соседей, китайцев и корейцев, секрет фарфора?
То, что не утратило привлекательности
Вряд ли мастеров страны Ямато можно заподозрить в неумении: в XVII веке наряду с «грубой» керамикой они производили и фарфор. Более того, в Европе японский фарфор Имари благодаря своей оригинальности неожиданно составил конкуренцию прославленному китайскому. Впрочем, японская аристократия не пренебрегала и фарфором с материка, коллекционируя драгоценную утварь, олицетворявшую блеск роскоши цуя. Однако вкусы менялись с распространением новой эстетики ваби-саби. Что это такое? Кто весной не замечает красоты опадающей сакуры, а осенью — листьев клена, тот не чувствует ваби. Красота обыденного и неброского, кажущегося неотесанным, неумелым, стала идеалом мастеров чайной церемонии, от дзенских монахов перекочевавшей в среду утонченных аристократов и суровых воинов.
То, что имеет аромат чая
«Вкус чая есть вкус дзен», — говорили японцы. Искусство чайной церемонии позволило оценить красоту простой утвари, большая часть которой изготовлялась из керамики: чаша тяван, сосуд для чая тяирэ, ваза хана-ирэ. Из керамики делались и другие занятные предметы: коробочка для хранения благовоний, курильница, даже специальная подставка для снятой с котелка крышки. В созерцательной тишине чайного ритуала особая роль отводилась керамической чаше. На ней сосредоточивались взоры, за ее плавным перемещением следили собравшиеся, постепенно погружаясь в атмосферу покоя и гармонии. Не случайно именно в середине XVI века, в период расцвета искусства чайной церемонии, японские правители и аристократы оказывали покровительство мастерам, делавшим чаши Раку, вобравшие все качества, отвечающие принципу ваби.
То, что пленяет утонченной красотой
Чаши Раку никогда не получались одинаковыми. Они лепились вручную, без гончарного круга. Но именно в этом заключалась тайна их уникальной одухотворенности. Цилиндрическая форма чаши обладала скульптурной пластикой, а сам процесс лепки был сродни творческому акту, переживаемому художником или каллиграфом. Результат любого творчества - мистическая загадка, тем более гончарного ремесла, находящегося во власти божества огня. Декоративный эффект обжига учитывался не только при изготовлении чаш Раку, он очень ценился гончарами многих центров, особенно делавших керамику в стиле Бидзен. Глазурь в декоре сосудов Бидзен не применялась. Глина, пройдя испытание огнем, пропитавшись дымом от смолы пылающих дров, приобретала ни с чем не сравнимую мерцающую фактуру, не нуждающуюся в поливе. Казалось бы, от гончара здесь мало что зависело, однако мастер находил остроумные способы, как разнообразить декор. Например, если перед обжигом обмотать сосуд рисовой соломой, останутся неровные полосы. Мастер не нарушал естественную гармонию, он лишь стремился помочь материалам выразить свою природную суть. Он действовал так, как подсказывала сама вещь, руководствуясь интуицией и опытом, приобретенным в процессе долгого обучения. Учитель не рассказывал ученику, как расположить руки при формовке сосуда, как толочь пигмент, когда прибавить огня в печи. Это было молчаливое обучение, ведущее к мастерству через пробы и ошибки. Наблюдая за работой других, ученик постигал путь глины, обретая способность к истинному творчеству. При всей кажущейся простоте технологии в керамике Японии сложилось множество стилей, демонстрирующих поразительное разнообразие декора. В каждом центре на протяжении веков сохранялась приверженность собственным оригинальным традициям, использовалась местная глина, по-своему сочетались пигменты, глазури и эффекты обжига. Исстари славилась керамика в стилях Бидзен, Мино, Шино, Сэто, Орибэ, Карацу, Хаги и др.
То, что улучшает аппетит
Напишешь в общем-то банальную фразу, что керамика играла важную роль в чайной церемонии или в традиционном искусстве сервировки стола, и задумаешься. Как донести ощущение, возникающее, когда держишь в руках шероховатую чашу или сквозь прозрачные ломтики сырой рыбы сашими любуешься росписью керамического блюда? Японцы, тонкие ценители прекрасного, умеют видеть и обострять все его проявления, смакуя мельчайшие подробности. Казалось бы, формальные правила чайной церемонии — как подать и принять чашу, как ее возвратить — помогают лучше сосредоточиться на ее форме и декоре. На вазу Ига, которую во время церемонии часто ставят в нише — таконома, знатоки советуют брызнуть водой, тогда она проснется и оживет. Крупный, размашистый, яркий узор на старинных Ига под действием влаги обретает чувственный блеск и начинает дышать в одном ритме с росой на цветке. То, что не нуждается в порядке
Знаменитые мастера чайной церемонии Мурата Сюко, Такэно Дзео, ценившие безыскусную прелесть простой керамической утвари, любили и естественную красоту «беспорядка». Тщательно подбирая утварь, мастер избегал явного подобия вещей. Если чаша имела черную глазурь, то чайница была другого цвета. Цилиндрическая форма сосуда для воды исключала вазу такой же формы. Но все вместе они являли гармоничный ансамбль, созвучный духу философии дзен, призывающей познать бытие через его мельчайшие проявления в виде одного-единственного цветка или чаши для чая.
То, что вызывает умиление
Японская керамика даже сегодня, когда многие старинные формы вышли из употребления, удивляет своим разнообразием. Любой приличный ресторан в Японии помимо изысканной еды предлагает целую выставку керамики. Для каждого блюда выбирается подходящая посуда. Жидкую пищу и супы подают в чашах, открывающих свой декор по мере опорожнения. Тарелки всех форм и размеров служат достойным обрамлением яств. Блюда часто имеют неровные очертания, далекие от совершенной симметрии круга. Выбор керамики может зависеть даже от времени года. Особое умиление вызывают миниатюрные предметы - соусники, бутылочки для сакэ, чайнички для зеленого чая. А от керамических подставочек для палочек можно просто сойти с ума... Затейливые фигурки выполнены в виде стручка гороха, баклажана и т. п.
То, от чего невозможно удержаться
Путешествующего по Японии подстерегает много соблазнов. Один из этих соблазнов, на первый взгляд невинный, но грозящий в буквальном смысле тяжелыми последствиями,— это традиционная керамика. Мимо витрин с керамикой пройти равнодушно нельзя. Последняя крупица здравого смысла улетучивается при виде выставленных на улице для распродажи контейнеров с пиалами и другими «мелочами». Как-то незаметно познавательный интерес превращает самого расчетливого туриста в азартного покупателя. И вот уже приятные пустячки в изящных пакетиках становятся реальным грузом. А в следующем городе — новые лавки с не менее интересными керамическими изделиями здешних гончаров. И вот еще одна «штучка» отягощает сумку.
То, что открывается не сразу
Только по возвращении домой вы будете постепенно проникаться удивительной прелестью совсем, казалось бы, незатейливых вещей. Вот маленький чайник для зеленого чая. Непонятно, в чем его секрет. То ли точно выверенная форма, то ли толщина черепка, но чай в нем заваривается отменно — и зеленый, и черный. В сетку, изнутри закрывающую отверстие слива, не просочится ни одна чаинка. Аза забавную ручку, помещенную не сверху, как положено, а сбоку в виде раструба, очень удобно разливать заварку. Свои достоинства керамика раскрывает не сразу, словно выжидая и сомневаясь, способен ли ты их понять. Оказывается, что в чашечке из Камакуры голубоватая глазурь, сквозь которую проступает терракотовый черепок, аккуратно покрывает даже углубление поддона. Как правило, гончары не удосуживаются залить это скрытое от глаз место. Однако когда чашку держишь в руках, приятно ощущать гладкую поверхность поддона. Кстати, о руках. Вмятины на боку чаши тоже приобретают смысл. В них так удобно ложатся пальцы, не давая чаше выскользнуть. Да что там говорить! Жаль, что в Москве японская керамика пока остается экзотикой...

 


просмотров: 1473
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Search Results from «Озон» Столовая посуда
 
Столик сервировочный Regent Inox "Bamboo", 50 см х 30 см х 6,5 см
Столик сервировочный Regent Inox "Bamboo", 50 см х 30 см х 6,5 см
Сервировочный столик Regent Inox "Bamboo" выполнен из натурального бамбука. Прочный корпус не деформируется и не боится царапин. Столик из бамбука является отличной альтернативой тяжелым металлическим и не очень надежным пластмассовым столикам....

Цена:
1449 руб

Зубочистки "Aviora", с ментолом, 1000 шт
Зубочистки "Aviora", с ментолом, 1000 шт
Зубочистки "Aviora" с ментолом предназначены для ухода за полостью рта после приема пищи. Их также можно использовать в качестве шпажек для канапе. Сегодня зубочистки предлагаются во всех учреждениях общественного питания от скромных кафе до...

Цена:
145 руб

Набор детской посуды "Peppa Pig", 3 предмета Кружка, миска, тарелка
Набор детской посуды "Peppa Pig", 3 предмета
Набор детской посуды "Peppa Pig" изготовлен из высококачественной керамики. В набор входит: тарелка, миска и кружка.
Предметы набора оформлены красочным изображением забавных свиней. Яркие краски, используемые в детских дизайнах, абсолютно...

Цена:
799 руб

Банка для соли Elan Gallery "Лимон", с ложкой, 250 мл
Банка для соли Elan Gallery "Лимон", с ложкой, 250 мл
Банка для соли Elan Gallery "Лимон", изготовленная из высококачественной керамики, подойдет не только для соли, но и для сахара, специй и даже меда. Благодаря наклонной форме и ручке, она очень удобна в использовании. Изделие оформлено в виде...

Цена:
408 руб

Блюдо Walmer "Cabbage", 20 x 21 см
Блюдо Walmer "Cabbage", 20 x 21 см
Сервировочное блюдо Walmer "Cabbage" изготовлено из высококачественного стекла в виде капусты. Краска "впечатана" в стекло с обратной стороны блюда, что исключает ее контакт с пищей.
Блюдо - необходимая вещь при застолье. Вы можете использовать...

Цена:
315 руб

Кружка Walmer "Elephant", 420 мл
Кружка Walmer "Elephant", 420 мл
Кружка Walmer "Elephant", выполненная из костяного фарфора, обладает необычной формой и увеличенным объемом, который подойдет для большого чаепития.
Изделие дополнено эргономичной ручкой.
Такой подарок не только порадует своей практичностью, но и...

Цена:
209 руб

Салфетка сервировочная Пластмаркет "Чили", 41 х 26 см
Салфетка сервировочная Пластмаркет "Чили", 41 х 26 см
Салфетка Пластмаркет "Чили", выполненная из ПВХ, предназначена для сервировки стола. Она служит защитой от царапин и различных следов, а также используется в качестве подставки под горячее. Оригинальный рисунок дополнит стильную сервировку...

Цена:
72 руб

Салфетка сервировочная Пластмаркет "Свежесть", 41 х 26 см
Салфетка сервировочная Пластмаркет "Свежесть", 41 х 26 см
Салфетка Пластмаркет "Свежесть", выполненная из ПВХ, предназначена для сервировки стола. Она служит защитой от царапин и различных следов, а также используется в качестве подставки под горячее. Оригинальный рисунок дополнит стильную сервировку стола....

Цена:
74 руб

Сырница Oriental way 20см C7008
Сырница Oriental way 20см C7008
Сырница "Oriental way" выполнена из высококачественной древесины гевеи и пластика. Имеет форму круглого подноса с прозрачной крышкой. Сырницу можно использовать в холодильнике, мыть в теплой воде.
Благодаря такой сырнице ваш сыр всегда будет свежим....

Цена:
1019 руб

Кружка Walmer "Mirabella", цвет: розовый, 360 мл
Кружка Walmer "Mirabella", цвет: розовый, 360 мл
Кружка Walmer "Mirabella" изготовлена из высококачественного фарфора. Изделие оформлено цветочным орнаментом.
Такая кружка прекрасно оформит стол к чаепитию и станет его неизменным атрибутом.
Не рекомендуется применять абразивные моющие...

Цена:
285 руб



2003 Copyright © «Keramika.Peterlife.ru» Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Энциклопедия керамики, продажа керамики, фарфора, фаянса, хрусталь. Производители. Посуда. Аукцион.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
  Яндекс цитирования Яндекс.Метрика