Керамика, Гончарное ремесло
Ценинный завод Афанасия Чапочкина

Ценинный завод Афанасия Чапочкина

 

Автор статьи И.И. Сергеенко.

 

XVIII век в России стал временем рождения и быстрого освоения производства тонкой майолики. Расцвет керамических ремесел в предыдущие века, наличие богатой сырьевой базы явились теми факторами, благодаря которым оказался возможен этот непростой процесс, связанный с поисками и находками, удачами и неудачами. На протяжении XVIII в. периодически возникают заводы по производству ценинной посуды и печных изразцов. Первый известный нам завод был основан в Москве в 1724 г. и принадлежал купцу первой гильдии Афанасию Гребенщикову. Технические и художественные достижения этого завода были неоспоримы. В 1752 г. в Петербурге был открыт Казенный фаянсовый завод, выпускавший майолику до 1775 г. С 1757 г. в Москве начала делать посуду фабрика Ивана Сухарева, занимавшаяся первоначально изготовлением красок. Во второй половине XVIII в. массовой становится продукция многочисленных заводов и мастерских подмосковной Гжели. Наряду с указанными производствами существовал и ряд других, сведения о которых весьма кратки. Среди последних встречается упоминание о заводе Афанасия Чапочкина, А.Б. Салтыков сообщает, что завод находился в Москве и в 1768 г. „за остановкою от магистрата" уже не работал. Д.М. Лихачева уточняет место нахождения завода и указывает на производство им тонкой майолики. Л.Р. Никифорова перечисляет посудные формы, выпускавшиеся на заводе.
Эти обрывочные сведения не дают цельной картины существования завода. Вновь наиденные архивные материалы позволяют теперь воссоздать его историю, которая является еще одной страницей отечественной керамической промышленности.

В 1762 г. с 30 января из Государственной Мануфактур-коллегии на Большой Мещанской улице за Сухаревой башней в приходе церкви.
Живоначальной Троицы была заведена ценинная и изразцовая фабрика купца первой гильдии9 Афанасия Чапочкина. Это был третий керамический завод в Москве.

В журнале Мануфактур-коллегии, с дозволения которой разрешалось заводить фабрики, была сделана запись: „Прошлого 1761 году октября 23 дня по определению Государственной мануфактур-коллегии а по челобитью московской первой гильдии купца Афанасия Чапочкина в силу оной коллегии регламенту и указу в Москве в собственном ево доме делание ценинной посуды и печных образцов фабрику завесть и производить и на оной фабрике делать ценинную посуду чашки блюды тарелки чайники сервизы и прочие подобные вещи и куриозные куншты и печные израсцы самым хорошим мастерством и продавать ему в Москве без возвышения цен а оставшую ценинную посуду и прочие вещи для продажи посылать в протчие российские горо-ды... Делание той посуды кунштов и израсцов время от времени размножать и капитал в ту фабрику употреблять coy довольствием..." На заведение фабрики Чапочкин обязался собственного капитала вложить до пяти тысяч рублей.

По указам правительствующего Сената от 13 марта 1744 г. и 12 августа 1753 г. для большей ответственности за качество продукции владельцам фабрик и заводов предписывалось клеймить свои изделия. Приведение в исполнение и наблюдение за постоянным выполнением этой меры было поручено Мануфактур-коллегии. По этому поводу далее в Журнале записано: „...а сделанной посуде класть клейма и для того зделав ему Чапочкину российскими литерами печать объявить для опробации в Мануфактур-коллегию".
В течение 1762 и 1763 годов фабрика строилась, закупались материалы и инструменты, подготавливалась глина, выжигалась глазурь, составлялись краски различных цветов.

В 1762 г., используя право беспошлинного привоза из-за границы нужных фабрикантам инструментов и материалов, Чапочкин заключает контракт сторопецким купцом Григорием Кожевниковым ив качестве своего приказчика посылает его для покупки необходимых фабрике различных красок и материалов за границу. Закупки были сделаны „как в Великороссии, так и иностранных государствах в Агданции и в Шленску в Цесарии и в Саксонии и в Польши". По возвращении в Москву Кожевников представил Чапочкину добросовестно составленные счета. При этом он показал, что при закупке материалов остались „за тамошними обывателями... по векселям долги на немалую сумму".!8 Последнее послужило поводом для посылки Кожевникова за границу: второй раз несколько лет спустя. К сожалению, эти обрывочные сведения не дают представления о том, какие именно материалы были закуплены за границей.

Так, памятуя указания Мануфактур-коллегии производить посуду и изразцы „самым хорошим мастерством", Чапочкин последовательно и старательно налаживал свое предприятие.
К концу 1763 г. завод построен и полностью оборудован. На нем имелись две каменные палаты. В одной из них — четыре жернова „с прибором" для растирания красок, здесь же происходило составление красок. Во второй расписывалась посуда, „куриозные вещи", изразцы и плитки. Для обжигания сырых изделий здесь же находился ,,каменный горн" и два таких же горна для обжига краски. При каменных палатах находились еще два каменных амбара для хранения готовой продукции и материалов. В двух деревянных светлицах находились -мастерские, где мастера делали ценинную посуду и разных сортов „куриозные куншты", ценинные плитки и живописные ценинные изразцы. В одной из этих светлиц находились два каменных горна для обжига изразцов и плиток. Один из них в ведомости 1764 г. назван „галанским горном на четырех саженях".

Присутствие его, по-видимому, можно считать результатом поездки приказчика Кожевникова за границу для закупки необходимых материалов и инструментов. В другой светлице находился каменный горн для обжигания посуды. Отдельно во дворе были построены три каменных горна для обжигания в летнее время, в двух из них — посуды, и в третьем — печных изразцов и плиток. В двух амбарах „на 15 саженях и 10 сажень" хранились сделанные и еще не расписанные изразцы. Все строение находилось на собственной покупной земле „на 30 саженях". Для постройки фабрики и приготовления инструментов и материалов вместо предполагаемых пяти тысяч рублей Чапочкину пришлось вложить капитала до семи тысяч.

В 1763 г. параллельно с окончанием строительства и оборудования завод работал уже по изготовлению первой продукции. Было сделано: 20 сервизов из 70 предметов каждый, куда входили по 10 тарелок больших, 10 чаш суповых, 10 кошниц, 10 лотков больших, 10 лотков малых, 10 блюд больших, 10 блюд малых, 60 тарелок малых. Стоимость каждого сервиза — 25 рублей. „Вчерне" еще было сделано „чаш кунштовых", чайников, разных чашек, молочников, кофейников, солонок — всего 800 судов на 130 рублей. Отдельно в ведомостях приводятся сведения об изготовлении изразцов за 1763 год: „Израсцов печных живописных стенных по истинной цене по 3 1/2 копейки каждой зделано 10000 мелочи по 1/2 копейки каждой 20000 столбов по 15 копеек 100 малых по 7 1/2 копейки каждой 100". Всего сделано изразцов за 1763 г. 30200 штук на сумму 672 рубля 50 копеек. Здесь же сведения о том, что к 1764 г. половина сделанных изразцов была продана на сумму 415 рублей, и по цене более высокой, чем предпологалось первоначально. Например, столбы большие были проданы по цене 20 копеек за штуку, малые столбы по 10 копеек, стенные изразцы по 4 копейки. Повышение цены можно объяснить качеством продукции, которая оказалась лучше, чем предполагалось вначале.

Энергичные действия Чапочкина по заведению фабрики не прошли незамеченными и имели свой положительные последствия — в 1764 г.
Межевой канцелярией к заводу было прирезано сто сажень против его двора „для лутчаго той фабрики размножения"
Как выглядел технологический процесс производства, насколько он был развитым — становится понятно из описания расстановки рабочих и перечисления материалов, используемых для него. Сам факт изготовления на одном заводе ценинной посуды и изразцов — явление обычное для XVIII в. Их сближала технология изготовления — гончарный круг, роспись по сырой эмали, использование для росписи одних и тех же красок. В XVIII в. нередки были гончарные предприятия, где многие виды работ по производству посуды и изразцов были общими — общая глино" масса и эмаль, обжиг в одном и том же горне при одинаковой температуре. В результате получалась грубая майоликовая посуда, образцы которой в ограниченном количестве дошли до нашего времени. Для выделки настоящей майоликовой посуды требовалась другая глиномасса, которая позволила бы делать более тонкие и легкие предметы, другая эмаль и другой режим обжига, то-есть вообще другой процесс производства. Именно таким производством, где посуда изготовлялась из особой глиномассы, с особым способом формовки, с особым рисунком, обладал завод Чапочкина. В перечне материалов, имеющихся на заводе за 1764 г., говорится отдельно о 400 пудах глины посудной по 18 копеек за пуд и 700 возах глины для изразцов по 15 копеек за воз. Среди оборудования на заводе в деревянных светлицах стоят два горна каменных и один во дворе для обжига изразцов, и отдельно для обжига посуды — один в светлице и два во дворе. Весь процесс изготовления посуды и изразцов с разделением видов работ между мастерами выглядит следующим образом:

„Точат сырую посуду 4
Лепят сырую посуду 2
У обжигания посуды и израсцов 2
У росписывания посуды 4
Для делания израсцов 4
Для стирания красок 1
Для писма израсцов 4
У простых работ 2
Итого при работе 23 человека"


Все мастеровые люди были приняты на фабрику по контрактам.
Практически на заводе существовали как бы два производства, хотя территориально и не разделенные, — одно по изготовлению посуды (с десятью рабочими), другое по изготовлению изразцов (с восемью рабочими), пять человек находились на общих работах.
Но уже в 1764 г. в производстве наблюдаются некоторые перемены в сторону спада. В этом году было изготовлено только 10 сервизов ,,с разными приборами" по 30 рублей за каждый и 100 „разных курьезных кунштов" на сумму 60 рублей. Правда, расширился ассортимент изразцов, появились так называемые „янбурские" под которыми в XVIII в. понимались изразцы, расписанные на западный манер. Было изготовлено 2490 изразцов на сумму 135 рублей. Всего готовой продукции было выполнено на сумму 495 рублей. Все было продано в том же году. Было заготовлено и „вчерне неписаной посуды и израсцов: обозженых сервизов 25, разных куриозных кунштов 400, стенных обрасцов 1200, шкафных обрасцов 2000, столбов больших и малых 500, мелочи всякой 20000, янбур-ских обрасцов стенных 1000, мелочи всякой 15000". - Причиной, по которой товаров изготовили меньше, чем в 1763 году, было „распадение" двух горнов, в которых обжигалась разных сортов посуда и изразцы. Другой причиной, о которой Чапочкин упоминает вскользь, было отсутствие его в течение шести недель на заводе в связи с задержанием в московском магистрате „по разным вексельным искам".

Первые два года Чапочкину самому приходилось заниматься всеми деталями производства. Но теперь, видимо, предчувствуя, что вексельные дела будут отнимать у него слишком много времени, он ищет себе приказчика, который мог бы полностью заменять его. В январе 1765 г. он заключает контракт на два года с московским второй гильдии купцом из Сыромятной слободы Степаном Ефимовым и принимает его на фабрику приказчиком „для смотрения при показанной фабрике материалов и инструментов посуды и над мастеровыми людьми". Видимо, Ефимов был знаком с ценинным производством. Ему вменялось в обязанность разбирать по сортам расписанную и нерасписанную посуду и печные изразцы, следить за изготовлением красок и материалов, „чтоб в производстве фабрики и деланием товаров приводить к лучшей доброте". Ежемесячно он должен был подавать сведения о том, сколько таких товаров сделано за неделю, о заработке мастеровых и работных людей, о проданных и непроданных изразцах и посуде. Чтобы постоянно наблюдать за производством, он жил при доме Чапочкина.

Выбор Чапочкина оказался удачным. Работа завода улучшилась. За одну только вторую половину 1765 г. было сделано печных изразцов на 497 рублей 28 копеек, посуды „разным манером, кунштов всяких" на 176 рублей 15 копеек Сколько из них продано, неизвестно.
На этом сведения о продукции завода обрыва-ются. Судьба завода и самого Чапочкина прослеживается теперь только в документах, каса-сающихся многолетней тяжбы по делу о подложных векселях между Чапочкиным, с одной стороны, и братом его жены купцом Коченевым и московским бургомистром Птицыным, с другой. Уже в рапорте от 5 октября 1764 г., поданном в Мануфактур-коллегию вместе с Ведомостью о продукции завода, он сообщает, что „за описью от Московского магистрата дому и оной фабрики и от того разорению действия не имела", а он сам, то-есть Чапочкин, „по напрасному того магистрата" на него „нападению и причиненному раззорению содержан и мучен
был в том магистрате в цепи неповинно без выпуску". Дело по челобитным Чапочкина было начато в 1767 г. По решению Сената определено было „произвести по форме суд". Но разбирательство, тянувшееся много лет, так и не было закончено, а было прекращено в связи со смертью самого Афанасия Чапочкина.
Из этого длинного и запутанного дела трудно понять, насколько верны факты, приводимые в обвинениях Чапочкина и в оправданиях Кочене-ва и Птицына. Но то, что уплата Чапочкиным крупной суммы по подложным веселям стала причиной „подрыва ценинной фабрики и коммерции", не вызывает сомнений.

В 1765 г. он вынужден уже искать себе денежного компаньона. В июле Афанасий Чапочкин челобитьем в Государственную Мануфактур-коллегию объявляет, что „принял он в товарищество" мещанина Складнова из малороссийского города Гадича, который имеет ,,совершенное знание в составах красок и в делании разных кунштов и посуды". По заключенному между ними контракту Складнов обязывался содержать вместе с Чапочкиным фабрику, и сразу же на покупку красок и прочих материалов и инструментов и на раздачу работным людям он употребил своего капитала на 700 рублей. За имеющиеся еще долги Чапочкин вновь содержится в Московском магистрате, и от этого фабрика вновь приходит в упадок. Для поправления дел Складнов должен был следить за работой фабрики, заниматься покупкой красок и материалов... и ,,из оных делать разные кунштов посуду самым добрым мастерством... находившихся при той фабрике приказчика и работных людей... содержать в добром порядке". Теперь прибыль должна была делиться пополам: ,,по прошествии полугода или года иметь им по щетам раздел и что явитца от употребленного на произведение той фабрики суммы прибыли оную всю делить пополам''
Вначале, как уже говорилось выше, новый капитал улучшил работу завода, и продукция его во вторую половину 1765 г. возросла. Но в 1768 г. Чапочкин подает в Мануфактур-коллегию новую челобитную, в которой обвиняет Складнова в нарушении контракта, „в разграблении им дому ево и фабрики з деланной посуды и фабричного инструменту и протчего всего". Вызванный в розыскную экспедицию, Складнов признался, что в отсутствие Чапочкина продавал с фабрики некоторым гончарным заводчикам инструменты, изразцы и ценинную посуду.
Дела на заводе шли все хуже. Чапочкин пытается собрать деньги с должников. В 1767 г. он подает челобитную на высочайшее имя с просьбой о выдаче паспорта своему бывшему приказчику Григорию Кожевникову для проезда в Малороссию и иностранные государства, где после закупки материалов в 1762 г. остались „в задаток... за тамошними обывателями деньги також имевшиеся по векселям долги на немалую сумму", „дабы розданные им Кожевниковым в задаток в материалы и по векселям долги не могли б пропасть". Долги, видимо, вернуть не удалось. В 1767 г. Чапочкин уже не в состоянии
оплатить вексель на сумму 544 рубля, выданный им бургомистру симбирского города Нары-ма Александру Богданову,42 и из-за этого вынужден взять последнего в поверенные, к тому же „на жительство... в свой дом". Богданов получил право „приказания и повеления чинить... и.... смотрение над прикащчиками и работниками и по фабрике ево и в доме... и в капитале и в рукоприкладстве и в подписках", „иметь ему хождение в разных присутственных местах приказным моим делам и во отыскании по векселям с разных чинов людей денежных и против моих долгов"Присутствие Богданова на заводе не изменило положение дел к лучшему. Наоборот, в 1770 г. Чапочкин просит избавить его от присутствия Богданова, который ,,в доме ево... чинит несказанные обиды и непристойные озор-ничества" Через месяц Московской полицмейстерской канцелярии из Мануфактур-коллегии был дан указ о высылке Богданова из дома Чапочкина.

Последнее упоминание об Афанасии Чапочкине встречается в документах за 1773 г. — из Московского магистрата в Государственную' Мануфактур-коллегию передано, что, московский купец и ценинной фабрики содержатель Афанасий Чапочкин з женою и со всем семейством в бывшую в Москве заразительную болезнь... померли прошлаго 1772 году".
Если судить по отчетным ведомостям, посылаемым Чапочкиным в Мануфактур-коллегию, завод ритмично, без перебоев работал в течение 1763—1765 гг., то-есть около трех лет. Но и в документах последующих 1767—1768 гг. упоминается о присутствии на фабрике мастеровых, работных людей, приказчиков, говорится о покупке материалов и инструментов. Значит, завод пытался работать и в эти годы. Но продукция его, по всей видимости, уже была незначительной. По существу, завод так и не успел начать работу в полную силу. Тем не менее, можно сказать, что завод этот был на высоком по тому времени техническом уровне, и только кратковременность его существования помешала ему стать в один ряд с таким значительным явлением керамической промышленности, как завод А. Гребенщикова.
Среди майолики XVIII в. нам ни разу не встретились предметы с клеймом, которые можно было бы отнести к этому производству. По всей вероятности, клеймение вовсе не было общеупотребительным. Ни одно из административных учреждений не в состоянии было уследить за исполнением сенатского указа о клеймении, и против неисполнителей последнего не возбуждалось преследований.
Сравнивая ,,Ведомости о состоянии" ценинных заводов Гребенщикова, Сухарева и Чапочкина, можно выявить изделия, характерные только для завода Чапочкина. Помимо широко распространенных форм, таких как блюда, лотки^супо-вые чаши, тарелки, на этом заводе еще изготовлялись чайники, кофейники, молочники — формы, отсутствующие в ассортименте первых двух заводов. Что касается росписи изделий, то палитра
ее не отличается, видимо, от красочной гаммы цветов гжельской майолики. Об этом свидетельствует список приготовленных при фабрике материалов, где среди прочих перечисляются краски и составные части глазури: ,,свинцу 30 пудов, олова 10 пудов, лазури немецкой 2 пуда, брунштейну 3 пуда, марганцу 2 пуда, антимонии 20 фунтов...".
Таким образом, о заводе Чапочкина и его продукции известно лишь из архивных материалов. Но присутствие последней в музейных и частных коллекциях вполне вероятно., несмотря на недолгое существование заведения. Сведения об истории завода, характере и объеме выпускаемой продукции, составе используемых материалов помогут в дальнейшем выявить его изделия среди майолики XVIII в., которая на сегодняшний день еще недостаточно изучена и определена.

 


просмотров: 2200
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*

Shop now for Modern shapewear for women at Freshpair!

Start: 26 May 2017 | End: 01 May 2018

Search Results from «Озон» Столовая посуда
 
Кружка Luminarc "Джамбо", 500 мл
Кружка Luminarc "Джамбо", 500 мл
Кружка Luminarc "Джамбо" изготовлена из ударопрочного стекла.
Такая кружка прекрасно подойдет для горячих и холодных напитков. Она дополнит коллекцию вашей кухонной посуды и будет служить долгие годы.

Можно мыть в посудомоечной...

Цена:
149 руб

Набор столовой посуды "Цветы и птицы", 20 предметов. 15-272
Набор столовой посуды "Цветы и птицы", 20 предметов. 15-272
Набор столовой посуды "Цветы и птицы" состоит из 4 обеденных тарелок, 4 суповых тарелок, 4 десертных тарелок, 4 блюдец и 4 чашек. Изделия выполнены из фарфора и дополнены изысканным рисунком. Посуда отличается прочностью, гигиеничностью и долгим...

Цена:
2990 руб

Блюдо Walmer "Cabbage", 20 x 21 см
Блюдо Walmer "Cabbage", 20 x 21 см
Сервировочное блюдо Walmer "Cabbage" изготовлено из высококачественного стекла в виде капусты. Краска "впечатана" в стекло с обратной стороны блюда, что исключает ее контакт с пищей.
Блюдо - необходимая вещь при застолье. Вы можете использовать...

Цена:
283 руб

Блюдо сервировочное Walmer "Greenery", 15 x 21 х 2 см
Блюдо сервировочное Walmer "Greenery", 15 x 21 х 2 см
Сервировочное блюдо Walmer "Greenery" в виде салатного листа изготовлено из стекла. Блюдо отлично подойдет для сервировки различных блюд, например, сладостей или закусок. Интересная подача в таком необычном блюде порадует детей и ваших гостей....

Цена:
179 руб

Салатник Walmer "Red Pepper". W22092223
Салатник Walmer "Red Pepper". W22092223
Салатник Walmer "Red Pepper" в виде красного перца изготовлен из тонкого, но прочного стекла.
Благодаря инновационной технологии "впечатывания" в стекло, краски не теряют яркость при частом мытье. Краска "впечатана" в стекло с обратной стороны блюда,...

Цена:
325 руб

Блюдо Azulejo Espanol Ceramica "Christmas Tree", 13,5 х 25,5 см
Блюдо Azulejo Espanol Ceramica "Christmas Tree", 13,5 х 25,5 см
Прямоугольное блюдо Azulejo Espanol Ceramica "Christmas Tree", выполненное из высококачественной керамики, оформлено красочным рисунком. Данное блюдо сочетает в себе оригинальный дизайн с максимальной функциональностью, оно отлично подойдет для...

Цена:
499 руб

Салатник "Маринованные грибочки", цвет: белый, 15 х 13 см
Салатник "Маринованные грибочки", цвет: белый, 15 х 13 см
Салатник "Маринованные грибочки", выполненный из высококачественного фарфора, порадует вас изящным дизайном и практичностью. Стенки салатника декорированы надписью "Маринованные грибочки" и их изображением. Кроме того, для упрощения процесса...

Цена:
363 руб

Салатник Azulejo Espanol "Dancing Lady", 850 мл
Салатник Azulejo Espanol "Dancing Lady", 850 мл
Салатник Azulejo Espanol "Dancing Lady" изготовлен из качественной глазурованной керамики. Внешние стенки изделия декорированы красивыми новогодними рисунками. Такой салатник идеально подойдет для сервировки салатов, различных закусок и солений....

Цена:
464 руб

Салфетка для сервировки Oursson "Круги", цвет: серо-зеленый, 30 х 45 см
Салфетка для сервировки Oursson "Круги", цвет: серо-зеленый, 30 х 45 см
Салфетка для сервировки стола Oursson "Круги" выполнена на 70% из поливинила и на 30% из полиэстера. Изделие предназначено для ежедневной защиты поверхностей от загрязнений и повреждений, обладает высокой износоустойчивостью, рассчитано на многократное...

Цена:
65 руб

Кружка Хрустальный звон "ЧайКофф", 200 мл
Кружка Хрустальный звон "ЧайКофф", 200 мл
От качества посуды зависит не только вкус еды, но и здоровье человека. Кружка Хрустальный звон "ЧайКофф" - товар, соответствующий российским стандартам качества. Кружка выполнена из высококачественного стекла.
Любой хозяйке будет приятно держать ее...

Цена:
60 руб



2003 Copyright © «Keramika.Peterlife.ru» Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Энциклопедия керамики, продажа керамики, фарфора, фаянса, хрусталь. Производители. Посуда. Аукцион.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
  Яндекс цитирования Яндекс.Метрика